Аптека нелекарственной оздоровительной продукции

Официальный сайт первого в России Витаминного центра

8 800 200 2500 (бесплатно)

Фотодинамическая терапия и лечение рака (глава 7)

Диалог между учеными

Препараты для фотодинамической терапии

Фотодинамическая терапия и лечение рака

Вступление

Доктор Андрей Решетников (далее AVR) получил докторскую степень (защитил кандидатскую диссертацию) в области биоорганической химии, быстро развивающейся научной дисциплины, объединяющей органическую химию и биохимию, в Институте тонкой химической технологии им. М. В. Ломоносова в Москве, РФ, в 1999 г. Его основной областью специализации была биотехнология, прежде чем он посвятил большую часть своих научных исследований химии физиологически активных и природных соединений.

За последнее десятилетие доктор Решетников синтезировал и изучил структуру и свойства более ста новых фотосенсибилизаторов. Некоторые из них стали лекарствами, а другие в настоящее время проходят тестирование как будущие лекарства. Он опубликовал ряд научных статей об этих веществах в рецензируемых журналах и получил 31 патент, относящийся к ФДТ и инновационным способам использования этого и других световых методов лечения для оздоровления и лечения. Его участие в клинических испытаниях и постоянные контакты с учёными и врачами в этой области помогают ему оставаться на переднем крае фотомедицины.

Доктор Решетников является изобретателем ряда передовых фотосенсибилизаторов, оптических зондов и опухоле-селективных МРТ-контрастных агентов. Среди этих изобретений можно назвать Радахлорин®, Фотонафлор®, Магнетафлор®, Термохлорин®, Осирад®, Сонорад® и ФлораДинамика® (Radachlorin®, Fotonaflor®, Magnetaflor®, Thermochlorin®, Oscirad®, Sonorad®, FloraDynamica®). Кроме того, он является рецензентом журнала Photodiagnosis and Photodynamic Therapy, одного из ведущих международных журналов по обмену научными знаниями и клиническими разработками «световых» медицинских приложений.

М. Натаниэль Мид (M. Nathaniel Mead) (далее MNM) — магистр наук, биолог, преподаватель естественных наук и консультант по исследованиям в области питания, он много писал о новаторских подходах к терапии рака и других заболеваний. После получения степени магистра наук в Школе глобального общественного здравоохранения им. Дж. К. Гиллингса (UNC Gillings School of Global Public Health) г-н Мид стал соавтором многочисленных статей, опубликованных в научных журналах, включая «Интегративную терапию рака» (Integrative Cancer Therapies), «Обзоры лечения рака» (Cancer Treatment Reviews), «Международный журнал рака» (International Journal of Cancer), «Перспективы гигиены окружающей среды» (Environmental Health Perspectives) и Журнал Национального института рака (Journal of the National Cancer Institute). Кроме того, м-р Мид много лет работал в качестве редактора журнала Natural Health и является соавтором ряда книг по здоровью. Ниже приводится запись двух бесед, состоявшися между авторами в августе 2012 года и апреле 2013 года в штаб-квартире Фонда естественного здоровья (Natural Health Foundation) в Нидерландах. Часть этого диалога носит довольно технический характер, поэтому мы рекомендуем читателям делиться этой информацией со своим врачом и другими медицинскими работниками.

О влиянии фотосенсибилизаторов и различных типов света

MNM: Давайте сначала кратко рассмотрим важность фотосенсибилизаторов и их роль в терапии рака.

AVR: Как мы уже объясняли/объяснили нашим читателям в этой книге, ФДТ (фотодинамическая терапия) включает использование некоего вещества, которое поглощает свет и затем передает его энергию молекулам кислорода, которые в конечном итоге убивают или подавляют опухоль. Разрушительное воздействие на опухоль также может происходить без участия кислорода, но в любом случае для успеха ФДТ необходим фотосенсибилизатор. Некоторые из этих веществ были получены из хлорофилла, и это естественно/закономерно, поскольку хлорофилл является одним из самых известных примеров светочувствительного вещества в растениях, которое улавливает солнечную энергию и преобразует её в другие формы.

В лаборатории моей компании (Arev Pharm LLC) нам удалось создать новые фотосенсибилизаторы из хлорофилла и бактериохлорофилла. Эти светочувствительные соединения накапливаются внутри опухолей в больших количествах, чем в нормальных, здоровых тканях. Они обычно накапливаются в течение нескольких часов. Таким образом, в течение суток после введения фотосенсибилизатора специалист по ФДТ оказывает светолечение больному раком для достижения терапевтического эффекта.

MNM: Фотосенсибилизатор можно вводить в организм, по меньшей мере, тремя способами — местно, перорально и внутривенно. Кроме того, насколько я понимаю, существует как лекарственная форма, так и форма биологически активной добавки. Не могли бы вы кратко рассказать о других способах введения, а также указать различия между лекарственным препаратом и биологически активной добавкой?

AVR: Да, в дополнение к только что упомянутым способам введения, фотосенсибилизатор можно вводить инъекцией непосредственно в опухоль. Другие методы включают ингаляцию, интравагинальные суппозитории (а также гели и спреи) и инъекции через брюшину, например. Как вы заметили, для перорального приёма фотосенсибилизатор доступен как в виде лекарственного средства, так и в качестве пищевой добавки. Лекарственный препарат обладает более интенсивным действием и быстро выводится из организма. Он быстро накапливается в области опухоли, и его высокая концентрация приводит к более «сфокусированному» лечебному эффекту, когда проводится светолечение.

Напротив, биологически активная добавка накапливается в организме медленно, в течение нескольких недель. Поэтому её эффект постепенный, и необходимые/соответствующие соединения активируются, когда человек выходит на солнечный свет. Таким образом, в общем, пациент хотел бы иметь и лекарство — для достижения эффекта противоракового лечения, и пищевую добавку — для профилактики.

MNM: Какие виды света можно использовать с различными фотосенсибилизаторами, например с Fotonaflor®? Кроме того, каковы основные преимущества использования лазера или светодиода по сравнению с другими формами/источниками света?

AVR: Лазерный свет очень сфокусированный и более прямой. Некогерентные источники света подвержены гораздо большему рассеянию. Это вы можете видеть ночью при свете фар автомобиля. На расстоянии огни появляются далеко друг от друга, но когда машина приближается, свет становится более сфокусированным. Свет лазера или светодиода остаётся сфокусированным, они излучают более когерентный свет даже на большом расстоянии. Если вы облучите лазерным светом тело, клетки и ткани будут поглощать его, а небольшая часть облучения даже будет проходить через тело. Таким образом, некоторая часть точно достигнет опухоли, но тогда возникает вопрос, чего вы хотите достичь в опухоли. Для достижения эффекта в митохондриях требуется всего несколько микроджоулей световой энергии, а в макрофагах – несколько больше.

MNM: Вы могли бы рассказать о различных лазерах и их эффектах?

AVR: Инфракрасный лазер используется либо для резки биологической ткани, как в хирургии, либо для нагрева ткани, как при лазеротермии. Ультрафиолетовые лазеры являются импульсными и используются для «выжигания» биологической ткани, по одному слою за раз – они часто используются для лечения близорукости в офтальмологии путём испарения части ткани склеры глаза с образованием биолинзы. Биологическая ткань фактически превращается в газ. Итак, есть УФ-лазеры, ИК-лазеры и лазеры видимого спектра.

Ультрафиолетовое излучение очень агрессивно, а инфракрасное излучение болезненно, поэтому для фотодинамической терапии мы предпочитаем использовать лазеры видимого света. Более важной причиной их использования является тот факт, что фотосенсибилизатор поглощает свет, в основном, видимой части спектра, поэтому лазеры видимого диапазона будут безопасными, но эффективными.

В настоящее время, однако, светодиоды становятся более привлекательными, чем лазеры, так как они легче, дешевле и даже могут быть одноразовыми. Воздействие дневного света и искусственного света солнечного спектра становится всё более полезными вариантами с разнообразными фотодинамическими применениями. Отметим также, что фотосенсибилизаторы, действующие на более длинноволновом свете, достигают более глубокого проникновения в ткани. Это должно значительно расширить диапазон раковых заболеваний и типов опухолей, для которых эффективна фотодинамическая терапия.

Об использовании ФДТ в хирургии

MNM: В книге «Медицине света» (The Medicine of Light) мы говорим о возможности использования ФДТ вместо хирургического вмешательства. Почему больные раком хотят этого?

AVR: Хирургия/Операция сама по себе часто является наиболее эффективным способом устранения/удаления опухоли, которая представляет собой наиболее заметное свидетельство рака. Другими словами, это местное проявление рака является лишь частью общей болезни организма. Где-то в любом организме всегда есть аномальные или мутированные клетки. При одной опухоли размером с грецкий орех — скажем, от 3 до 4 см в диаметре — у человека может быть от 100 до 200 г раковых клеток в других частях тела. По этой причине до или после операции врачи проводят химиотерапию, часто наряду с радиотерапией. Без какого-либо системного лечения хирургическое вмешательство/операция может быть довольно неэффективным или дать только краткосрочный эффект, по крайней мере, в случае агрессивных опухолей. Помните, что даже при раке на ранней стадии большая часть заболевания невидима и не обнаруживается при сканировании.

Таким образом, несмотря на то, что операция эффективна для удаления отдельно взятой опухоли, во многих случаях всё ещё остаётся значительный риск рецидива. Мои коллеги и я провели клиническое исследование, предполагая, что идеальный способ избавиться от опухолей состоит не в хирургии/операции, а в медленной резорбции, рассасывании опухоли, например, с использованием множественных сеансов ФДТ во времени. Некоторые врачи-холистики утверждают, что время резорбции должно, как минимум, равняться времени роста опухоли до значительных размеров. Обычно требуется около двух-трёх лет, чтобы опухоль выросла настолько, что её можно увидеть или почувствовать, прежде чем она начнет влиять на физиологию и функционирование организма. Таким образом, мы предполагаем, что для полной регрессию опухоли требуется приблизительно столько же времени, используя подход, основанный на использовании света.

MNM: Каковы потенциальные/возможные последствия отказа от использования этого постепенного подхода и отказа от признания того, что рак является системным расстройством?

AVR: Попросту говоря, если вы просто удалите опухоль без комплексного лечения, вы рискуете вероятным рецидивом или прогрессированием. Опухоль является лишь признаком большего дисбаланса всего организма, и требуется время, чтобы устранить/обратить дисбаланс, нарушение в тканях и в иммунной системе. Опухоль можно понимать, как попытку организма инкапсулировать, «отгородить» болезнь, помогая держать её под контролем.

Мы можем сравнить это с горшком, в котором происходит некий процесс ферментации, который относительно ограничен. Очень часто, когда удаляют опухоль хирургически, то разбалансируете биопроцессы во всём организме, и потом развивается более агрессивное заболевание. ФДТ позволяет убрать опухоль и значительно снизить риск рецидива, особенно если использовать дополнительные методы, которые далее укрепляют иммунную систему.

Наконец, с помощью ФДТ также избегают хирургического вмешательства, которое иногда наносит урон или уродует. Требуется больше клинических испытаний, чтобы изучить возможность использования ФДТ вместо операции. С другой стороны, мы признаем, что хирургия также играет важную роль. Например, если опухоль находится слишком глубоко в теле, то лапароскопия или эндоскопия позволяют нам достичь её светом, а затем провести фотодинамическую терапию. Во многих случаях хирургическое удаление основной части проявления рака, представленной видимой опухолью, помогает поддерживать или улучшить нормальное функционирование органа.

MNM: Есть ли ситуации, когда следует использовать как ФДТ, так и хирургическое вмешательство?

AVR: Да, эта комбинация может быть очень полезна в некоторых случаях агрессивного рака, как при прогрессирующей злокачественной меланоме. При меньших, но тоже агрессивных опухолях применяется ФДТ с последующей операцией. Идея состоит в том, что сначала используется ФДТ для уничтожения/ослабления опухоли, а затем опухоль удаляется хирургически вместе с некоторыми тканями вокруг неё. Это то, что так удивительно и умело сделал российский хирург Евгений Волков, который представил для нашей книги фотографии пациентов с меланомой кожи до и после лечения. При больших опухолях вы делаете операцию с последующим ФДТ. Опять же, это то, что называется удалением как можно большей части опухоли.

MNM: Не могли бы вы привести конкретный пример того, как ФДТ можно использовать в качестве дополнения к хирургии, когда ФДТ следует после операции?

AVR: Если вы удалите опухоль головного мозга, вы можете затем сделать ФДТ непосредственно в этой области, чтобы устранить остаточный рак. Области с остаточным раком фактически светятся зеленоватым цветом благодаря фотосенсибилизатору. Это так называемый эффект флуоресценции, он очень полезен для диагностики и помогает хирургу увидеть то, что в противном случае было бы невидимым участком опухоли. Те же самые области, которые светятся или флуоресцируют, явятся целью и будут разрушены светом во время фотодинамической терапии.

MNM: В частности, как это сделать?

AVR: Основная процедура заключается в следующем. Перед операцией пациенту вводят фотосенсибилизатор. Хирург вырезает большую часть опухоли. Затем свет заставляет флуоресцировать («светиться») оставшиеся кусочки опухоли в её «седле», а затем ФДТ фокусируется только на этих местах. Если у вас нет оборудования для обнаружения флуоресценции, вы освещаете/облучаете светом всю область «седла опухоли». Со времени начала операции у хирурга есть от 5 до 15 минут, чтобы наблюдать флуоресцирующие области, которые могут содержать остаточную опухоль, и очистить эти конкретные области – или же проводить ФДТ впоследствии. Этот подход стал очень популярным направлением исследований и называется флуоресцентной хирургией, или хирургией с флуоресцентным изображением (имиджингом).

MNM: Направлять лазерный свет только во флуоресцирующие области для уничтожения остаточной опухолевой ткани кажется совершенно логичным и эффективным подходом, объединяющим диагностические и терапевтические стратегии.

AVR: Да, и я должен добавить, что перед фактической операцией вы можете наблюдать границы опухоли и даже возможное распространение метастазов вокруг неё, и всё благодаря флуоресценции фотосенсибилизатора. После того, как операция закончена, но пока фотосенсибилизатор всё ещё присутствует во всех точках, которые показывают остаточный рак, это просто вопрос фокусировки света на этих точках, потому что фотосенсибилизатор уже находится в них. Вы можете убить/устранить оставшиеся фрагменты с помощью ФДТ. Это называется ФД/ФДТ, где ФД означает фотодиагностику.

Пример лечения рака молочной железы: различные методы на основе света

MNM: Рак молочной железы является «раком номер один» среди женщин, поэтому я знаю, что многие женщины заинтересуются возможностями ФДТ для его лечения. Допустим, вы разговариваете с женщиной, страдающей раком молочной железы, и она говорит, что хотела бы изучить возможность лечиться фотодинамически. Как эта женщина узнает, может ли ФДТ помочь в её ситуации?

AVR: Эффективность ФДТ и конкретные используемые методы будут зависеть от стадии и агрессивности рака и от того, сможет ли свет достичь самой опухоли. Конечно, ФДТ может быть весьма эффективной против рака молочной железы I или II стадии. В таких случаях после введения фотосенсибилизатора используется несколько тонких оптических волокон — диаметром менее 0,2 мм. Эти волокна пропускают через кожу и другие ткани, а затем вводят непосредственно в опухоль. Затем через волокна пропускается лазерный свет. Предполагая, что опухоль компактна и мала, или же составляет менее 2 см, тогда обычная ФДТ может быть весьма полезна, вызывая полное разрушение опухоли — точно так же, как и при лучевой терапии. Кстати, такой же подход используется для лечения рака простаты у мужчин.

Преимущество ФДТ заключается в том, что она гораздо более избирательна, чем традиционное лечение с помощью лучевой или химиотерапии. При ФДТ окружающие нормальные ткани страдают гораздо меньше. С другой стороны, всё ещё будет боль из-за воспаления вокруг области опухоли. Кроме того, в то время как высокоинтенсивное рентгеновское излучение или другие виды облучения подавляют местную иммунную систему, с помощью ФДТ местная иммунная система активируется против всего, что высвобождается опухолью, включая раковые клетки.

MNM: Конечно, на момент постановки диагноза многие опухоли молочной железы являются инвазивными или имеют размер больше двух сантиметров. Давайте поговорим о такой ситуации.

AVR: Да, это обычная ситуация, и для таких случаев рекомендуется комбинированная методика лучевой терапии с последующей ФДТ. Это позволяет эффекту ФДТ проникать глубже, чем обычно (от 5 до 10 мм от поверхности), а также обеспечивает лучшую и более избирательную аккумуляцию фотосенсибилизатора. Доза облучения будет в два-четыре раза ниже, чем обычно используемая, а доза ФДТ составит лишь около половины стандартной. С этими более низкими дозами комбинированное лечение не вызовет гибель клеток (некроз), а вместо этого только создаст воспалительный ответ, а также подавит пролиферацию раковых клеток. В основном, после этого комбинированного лечения раковые клетки размножаются намного медленнее, это приводит к стабилизации опухоли, что означает отсутствие её дополнительного роста.

Теперь сама по себе стабилизация опухоли является хорошим и клинически значимым результатом. Очень часто женщина с такой опухолью может жить в течение многих лет; опухоль не будет мешать ей или причинять боль, дискомфорт. Многие женщины считают этот вариант предпочтительнее мастэктомии. Они предпочитают сохранить свой бюст, даже если это означает наличие опухоли, если эта опухоль является стабильной или относительно бездействующей, либо не растёт больше, либо растёт очень медленно. С другой стороны, для обеспечения долгосрочного успеха комбинированное лечение «ФДТ-радиотерапия» должно проводиться дважды в год в течение многих лет, возможно, в течение десяти и более.

MNM: Существуют ли какие-либо проблемы, которые радиолог и специалист по ФДТ должны учитывать при планировании и координации этих процедур?

AVR: Прежде всего, радиологи нередко становятся ещё и специалистами по ФДТ, поэтому радиолог, обученный использованию ФДТ, может достаточно хорошо справиться с обоими видами лечения. Основной проблемой является конкретный интервал времени между сеансами лучевой терапии и ФДТ, который может быть трудноопределим и требует большого опыта. Если вы выполните ФДТ слишком рано или ошибётесь в дозировке, ткань рассеивается, образуя отверстие, что приводит к инфекции и выделениям (экссудату) на месте её проведения. И наоборот, если вы сделаете её слишком поздно, произойдёт некоторая стабилизация, но эффект будет только частичным, поэтому всё равно будет некоторый рост опухоли, хотя и с задержкой. В некоторых случаях может быть даже стимуляция опухоли. Таким образом, хитрость/трюк заключается в том, чтобы знать правильную дозировку и время — знать, когда именно проводить ФДТ после радиотерапии. Это в той же мере искусство медицины, как и наука.

MNM: Вы упомянули, что ФДТ активирует иммунную систему. Может ли это быть полезным в случае метастатического рака молочной железы? Давайте возьмём случай рака молочной железы IV стадии, то есть с отдалёнными метастазами, такими как в печени или лёгких.

AVR: При обычной ФДТ активируется противораковый иммунный ответ, но он обычно слишком слаб, чтобы оказывать существенное влияние на метастазы. По этой причине необходимо также использовать иммуномодулирующие вещества, которые специалисты называют иммунными адъювантами, чтобы помочь иммунной системе действительно распознавать рак и действовать против него. Таким образом, в большинстве случаев, это как будто раковые клетки «имеют паспорт», но «владелец паспорта» не считается потенциальной угрозой национальной безопасности. Однако, если его лицо изменилось, что, по сути, и делает ФДТ, тогда раковые клетки распознаются как потенциальная угроза.

Таким образом, эти иммунные адъюванты используются вместе с ФИТ или низкодозовой ФДТ, чтобы создать мягкую кратковременную реакцию в опухоли и одновременно усилить противораковый иммунный ответ. Это ещё одна область, нуждающаяся в исследованиях, но мы считаем, что она имеет большие перспективы в случае метастатического рака. Имейте в виду, однако, что ФДТ следует проводить в низких дозах, и что необходимо также использовать иммунные адъюванты. Таким образом, в случае прогрессирующего рака ФДТ играет синергетическую или аддитивную роль при иммуномодулирующем подходе.

MNM: Как вы узнали, что ФДТ оказывает терапевтическое воздействие, выходящее за рамки первичной опухоли?

AVR: Мои российские коллеги и я сначала обнаружили, что ФДТ может влиять на другие опухоли, кроме первичной, при исследовании опухолей желчных протоков. Желчь течёт из печени по этом протокам. При болезни Клатскина (Klatskin), когда в больших протоках существуют/повляются опухоли, всегда есть некоторые опухоли и в малых протоках. Тем не менее, мы можем только поставить датчики для доставки света в большие каналы/протоки. Когда мы используем ФДТ для лечения опухолей в этих больших протоках, мы также видим структурные изменения в опухолях в меньших протоках, а также реакцию в региональных лимфатических узлах, и эти опухоли в основном перестают расти. Опухоли в этих других областях не исчезают, но они не продолжают больше расти. В конце концов, опухолевая ткань заменяется рубцовой тканью, и, следовательно, рак находится в стадии эффективной ремиссии.

MNM: Возможно ли говорить о фотоиммунотерапии, или ФИТ, как о новом варианте лечения для женщин с запущенным раком молочной железы.

AVR: ФИТ — более специфический способ использования иммунной системы, и это действительно перспективно для прогрессирующих раковых ситуаций. В этом случае вы не вырезаете опухоль; она остается в теле. Фотосенсибилизатор всё ещё способен избирательно накапливаться в опухоли, но теперь фотосенсибилизатор находится в окисленной форме, то есть он обработан кислородом на свету, и, тем не менее, он также стабилен. Таким образом, этот окисленный фотосенсибилизатор вводится инъекцией в организм, где затем изменяет представление опухолевых антигенов. Иммунная система может распознать, что рак есть, и поэтому его необходимо устранить.

Соответствующий подход включает в себя связывание фотосенсибилизатора с антителом, что, в свою очередь, обеспечивает более избирательную доставку лекарственного средства в опухолевую ткань, а затем опухоль подвергается воздействию света. В идеале, антитело предназначено для связывания, чтобы достичь наиболее уязвимых частей клетки, таких как лизосомы, которые содержат пищеварительный фермент. Разрушение лизосом приводит к тому, что раковая клетка переваривает себя из-за высвобождения ферментов. Это приводит к значительному уменьшению дозы фотосенсибилизатора и значительно меньшему количеству света, поскольку получается более избирательный, сфокусированный эффект лечения. Д-ра Тайяба Хасан и Аллан Озерофф (Tayyaba Hasan and Allan Oseroff) являются одними из пионеров этого подхода к ФИТ, основанного на антителах.

Ещё одной методикой, связанной с иммунитетом, является ФДТ-генерируемая противораковая вакцина, или просто ФДТ-вакцина. Это скорее подход ко всему организму в целом, и это главное достижение в области ФДТ. При этой методике опухолевая ткань гомогенизируется и добавляется фотосенсибилизатор, который затем активируется светом. Исследования Младлена Корбеликса (Mladlen Korbeliks) в Британской Колумбии (Канада) подтвердили, что опухолевая ткань, удалённая хирургическим путём у некоего пациента, может быть легко использована для немедленного приготовления ФДТ-вакцинного материала, который может быть специально адаптирован для индивидуального пациента и действует против опухолевых антигенов его конкретной опухоли.

Соответствующая вакцинная методика осуществляется путём внутриопухолевого введения препарата, то есть введение фотосенсибилизатора непосредственно в опухоль. Затем опухоль подвергают воздействию света, удаляют хирургически и затем гомогенизируют. Из этого материала можно создать ФДТ-вакцину после стерилизации препарата. Этот вид ФДТ-вакцинации в настоящее время является областью очень активных исследований. Используя этот экспериментальный подход, мы считаем, что можно потенциально контролировать метастатический рак, хотя, конечно, необходимы клинические испытания, чтобы полностью проверить эту гипотезу.

MNM: ФДТ-вакцина, по-видимому, является многообещающим подходом, учитывая, что исследования на животных показали значительные эффекты уничтожения опухоли даже при раке, который обычно не реагирует на иммунные механизмы. Д-р Корбелик утверждает, что эти рецептуры вакцин могут увеличить/повысить способность ФДТ вызывать сильный иммунный ответ против опухоли, а также позволить иммунной системе поддерживать устойчивое и длительное противодействие опухоли.

AVR: Здесь стоит упомянуть ещё один подход. Он включает использование нейтронного пучка и борированного вещества в качестве радиосенсибилизатора. Бор поглощает нейтроны, что приводит к повышению локальной температуры и концентрации свободных радикалов внутри или вблизи опухоли (когда этот подход комбинируется с антителами, становится возможным сделать эффект ещё более локализованным). Это делается совместно с ФДТ для достижения оптимального эффекта, но, опять же, это лечение пока экспериментальное и нуждается в дальнейшем клиническом исследовании. Нейтронный пучок требует дорогостоящей техники. Тем не менее, этот подход может быть особенно полезным в случаях неоперабельных, глубоких или труднодоступных опухолей.

MNM: Что произойдёт, если использовать ФДТ отдельно, без добавления радиации и иммунных адъювантов?

AVR: Если вы используете только ФДТ, вы всё равно можете добиться терапевтического эффекта в случае рака молочной железы, но светодоза абсолютно необходима. Оптимальные дозы света и фотосенсибилизатора в настоящее время устанавливаются клиническими испытаниями. Если не предоставить их достаточные дозы, существует риск фактической стимуляции роста опухоли. ФДТ сама по себе является разрушающим опухоль методом, и очевидно, что целью является полное уничтожение опухоли. Если это не будет достигнуто, тогда сохранится некоторый остаточный рост опухоли. С другой стороны, если комбинировать ФДТ с другими методиками, можно использовать более низкую дозу ФДТ и всё же добиться более медленного роста опухоли, а также её регрессии и стабилизации.

Критическим фактором здесь является размер опухоли, как обсуждалось ранее. При небольших опухолях можно очень эффективно использовать ФДТ самостоятельно и достичь полного уничтожения опухоли. Но для более крупных опухолей необходимы комбинации, такие как ФДТ плюс хирургия, ФДТ плюс радиотерапия, ФДТ плюс иммунные адъюванты, ФДТ плюс химиотерапия и ФДТ плюс гипертермия. Каждая такая комбинация позволяет снизить дозу обоих методов ввиду синергетического эффекта, и они задействуют различные механизмы подавления опухоли. Таким образом, в случае химиотерапии вы можете использовать более низкую дозу химиопрепарата, и, следовательно, токсические побочные эффекты значительно уменьшаются.

Кроме того, важно понимать, что ФДТ не подавляет иммунную систему, в то время как химиотерапия в больших дозах и лучевая терапия в большинстве случаев оказывают иммуносупрессивный эффект. При использовании более низких доз химиотерапии и радиации, как в комбинированном подходе ФДТ, не происходит подавления иммунитета, и на самом деле часто наблюдается усиление функционирования противораковых иммунных механизмов.

Конкретные комбинации методов лечения, которые выберет врач, также будут зависеть от предпочтений пациента. Так, например, если женщина не хочет подвергаться хирургической операции, хотя её опухоль слишком велика, чтобы её можно было вылечить только ФДТ, тогда можно использовать комбинацию ФДТ и гипертермии или ФДТ плюс лучевая терапия.

MNM: И если у неё также есть метастазы, то будут рассматриваться и другие комбинации?

AVR: Да, но это зависит от того, можно ли определить точное местоположение метастазов с помощью сканирования. Очень часто бывает несколько метастазов, но можно обнаружить только один или два. В этом случае сосредотачиваются на самой большой метастазе и лечат её комбинацией ФДТ и иммунных адъювантов. С другой стороны, если известно, что произошло метастатическое распространение заболевания, но не известно, где находится какая-либо из этих опухолей, тогда наилучшей стратегией будет комбинация ФДТ с химиотерапией. В этом случае химиотерапевтическая доза не снижается. С другой стороны, если имеется одна большая опухоль, доза химиотерапии снижается и вся сила ФДТ концентрируется на этой опухоли.

MNM: Итак, подводя итог: мы обсудили четыре возможных подхода к иммуно-ФДТ на основе исследований, проведённых до настоящего времени: (ё) можно вырезать опухоль, гомогенизировать её, добавить фотосенсибилизатор, а затем выставить на свет, чтобы получить вакцину; (2) ввести фотосенсибилизатор в организм, после чего он накапливается в опухоли, или ввести его непосредственно в опухоль, а затем освещать опухоль, чтобы вызвать гибель опухолевых клеток от некроза, прежде чем вырезать опухоль и приготовить вакцину; (3) использовать иммунные адъюванты вместе с ФДТ; (4) активировать фотосенсибилизатор, имеющий подходящую химическую структуру, светом вне тела, в присутствии кислорода, и вводить его путём ингалации, внутривенно или внутриопухолево. Эти различные подходы можно использовать в случае рака молочной железы и других твёрдых опухолей с метастазами.

О трёх основных подходах к фотодинамическому лечению

MNM: Давайте рассмотрим различия между ФДТ, фотоиммунотерапией (ФИТ) и системным светолечением (SYLT/СИСЛ).

AVR: Во-первых, давайте рассмотрим разницу между обычной PDT и СИСЛ. Современное определение ФДТ — использование света вместе с фотосенсибилизатором, вызывая гибель клеток (некроз) опухоли или подавление патогенной микрофлоры, в то время как свет подаётся локально в конкретную проблемную область. Именно об этом думает большинство врачей и исследователей, когда слышат о фотодинамическом лечении.

В отличие от этого, системное светолечение не подпадает под это определение. Идея СИСЛ состоит в том, чтобы активировать фотосенсибилизатор, циркулирующий в кровотоке, при воздействии света на всё тело, не оказывая прямого цитотоксического эффекта на клетки. Таким образом, фотосенсибилизатор переходит из своего основного состояния в окисленное внутри организма. Окисленный фотосенсибилизатор теперь накапливается в проблемных зонах, таких как места рака или инфекций. При СИСЛ пациент освещается лазером или светодиодом, люминесцентными лампами, световыми коробами или даже солнечным светом, причём пытаются освещать как можно большую часть тела (рис. 9).

MNM: А как насчёт ФИТ?

AVR: При нашем подходе к ФИТ, фотосенсибилизатор, кислород и свет объединяются вне тела. Затем мы берём этот окисленный фотосенсибилизатор и вводим его в организм. Это не похоже ни на ФДТ, ни на СИСЛ, потому что фотосенсибилизатор активируется вне тела. В то время как ФДТ ценится в основном за её локальный эффект, ФИТ является системным лечением, хотя и гораздо более мягким, чем системное лечение или лечение всего тела, по сравнению с СИЛТ.

Таким образом, при СИСЛ активируется фотосенсибилизатор, который циркулирует в кровотоке, а не в опухоли напрямую. Но при ФИТ подаётся уже окисленный фотосенсибилизатор без какого-либо воздействия света на сам организм, поэтому воздействие света очень короткое и вне тела. Используется ингалятор — устройство для вдыхания аэрозольного тумана фотосенсибилизатора — вместе с отводом для лазерного волокна, и в то время как фотосенсибилизатор вводится, он также облучается (рис. 10) [«отвод» — это клапан (мембрана), через которую проходит оптоволокно для освещения и фотоактивации аэрозоля.]. Альтернативно, можно делать это через светодиодное кольцо, и мы разработали устройство для этой цели (рис. 11). Таким образом, аэрозоль активируется светом, после чего вдыхается.

Наличие кислорода имеет решающее значение, но в ингаляторах кислород всегда есть, потому что в самой трубке есть воздух. Таким образом, есть перекись фотосенсибилизатора (кислород присоединяется к фотосенсибилизатору), и, таким образом, фотосенсибилизатор доставляет супероксид-анион непосредственно в опухоль. Это эффективно окисляет опухоль, удаляя отрицательные заряды или электроны из митохондрий и «отключая» их. В этом процессе также изменяются различные гликопротеины на раковых клетках, что является частью того, как ФИТ удаётся улучшить реакцию иммунной системы на опухоль — повреждая или изменяя поверхность раковой клетки, тем самым улучшая её распознавание иммунной системой.

При раке ФИТ рекомендуют, когда есть диагноз инфекции или дисфункции органов, оба из которых неизменно означают воспаление. Обратите внимание, что наличие воспаления имеет решающее значение для успеха ФИТ. Без некоторого воспаления не происходит накопления окисленного фотосенсибилизатора и, следовательно, нет лечебного эффекта. Поскольку ФИТ мягче, чем СИСЛ, она может быть более предпочтительна в этих конкретных ситуациях.

MNM: Объясните поподробнее, почему вы чувствуете, что ФИТ и СИСЛ — это весьма многообещающие формы лечения рака?

AVR: Основное преимущество ФИТ и СИСЛ заключается в том, что они сильно поддерживают иммунную систему, одновременно не отравляя организм. При ФИТ не нужно подвергать тело воздействию света, а для СИСЛ не требуется много локального света. Для СИСЛ можно использовать умеренный солнечный свет. Яркий солнечный свет даёт около 5 килоджоулей на квадратный сантиметр (кДж/см2), и пяти процентов этого, то есть около 250 Дж/см2 в день, будет достаточно. Таким образом, за один день очень умеренного солнечного света, то есть в пасмурной или облачный день, теоретически возможно полностью искоренить актинический кератит и даже BCC ОЦК, просто применив местный крем, содержащий фотосенсибилизатор.

Конечно, требуется рандомизированное клиническое исследование, чтобы подтвердить эти наблюдения. Пример одного такого исследования описан в главе 5. Оно было посвящено псориазу и в качестве фотосенсибилизатора использовало псорален. Солнечный свет способен проникать через кожу и идти глубже, некоторые фотоны фактически достигают органов. Вопрос заключается в том, проникает ли свет достаточно, чтобы активировать фотосенсибилизатор в критических для жизни местах клеток и тканей, расположенных глубоко в организме.

Независимо от ответа на этот вопрос, солнце, безусловно, является наилучшим лечением для всего тела (системное лечение). Красная часть светового спектра взаимодействует с FloraDynamica®, чтобы активировать иммунную систему против рака и устранить скрытые инфекции. Это может оказаться идеальной методикой для тех, кто прошёл обычное лечение, такое как хирургическое вмешательство, и теперь хочет предотвратить рецидив.

О влиянии фотодинамического лечения на иммунную систему

MNM: Давайте поговорим побольше об иммунной системе с фотодинамической точки зрения. Широкая публика, наверное, полагает, что иммунная система предназначена для борьбы с раком, и что, просто усиливая эту систему, можно преодолеть болезнь. Давайте сначала обратимся к этому распространённому заблуждению.

AVR: Начнём с того, что именно иммунная система позволила скоплению раковых клеток закрепиться в организме, в конечном итоге превратившись в видимую массу, которую мы называем опухолью. Интересный момент: вероятно, большинство видов рака совпадает со скрытыми инфекциями и местным воспалением. Эта связь между инфекцией и раком была подтверждена исследованиями многих учёных, в том числе д-ра Ольги Сергеевой в Российском онкологическом научном центре. Некоторые виды рака связаны с грибками, такими как Candida, а также с различными вирусными инфекциями, такими как вирус папилломы человека или HPV ВПЧ. Другие скрытые про-раковые инфекционные агенты включают трихомонады и другие простейшие.

Клинические исследования, проведённые в РФ, показывают, что у всех больных раком могут быть хронические, латентные, локальные инфекции, и это действительно подтверждается с помощью иммунофлуоресцентного анализа (ИФА) в крови. Эти скрытые инфекции являются «нерестилищем» для новых раковыъ опухолей. Если вылечить инфекции Candida и HPV, предраковое состояние шейки матки, например, часто исчезнет, и достигается полная ремиссия.

MNM: Давайте поговорим о роли типа иммунных клеток, называемого макрофагом. Мы теперь знаем, что у больных раком и различными инфекционными заболеваниями макрофаги не работают должным образом. В этих ситуациях макрофаги фактически поглощают лимфоциты, подавляют иммунную систему и способствуют воспалению. Таким образом, даже если считать макрофаги частью иммунной системы, на самом деле их деятельность может позволить раковой опухоли продолжать расти и распространяться. Пожалуйста, прокомментируйте роль этих универсальных иммунных клеток.

AVR: Да, когда макрофаги накапливаются в опухоли, они могут стать «обученными»/натренированными или запрограммированными для поддержки роста опухоли. Они называются онкогенными, или генерирующими опухоль макрофагами. Специфическое поведение этих иммунных клеток, способствующее развитию рака, по-видимому, сильно зависит от биохимической среды, такой как наличие локализованной инфекции или наличие определённых факторов питания и стресса. Таким образом, связь между некоторыми видами рака и инфекциями заключается в воспалительных макрофагах, которые генерируют как низкие уровни АФК, так и факторы роста. Проф. Дольф Адамс (Dolph Adams) из Университета Дьюка предположил, что чрезмерное потребление пищевых жиров, алкоголя, табака, курения и стрессовых факторов может способствовать развитию макрофагов, стимулирующих развитию опухолей.

Конечно, мы хотим создать более сильный противораковый иммунный ответ, что означает культивирование убивающего опухоль (опухолецидного) макрофага. Поэтому в дополнение к рассмотрению только что упомянутых факторов образа жизни мы хотим использовать методы лечения, которые трансформируют макрофаг, способствующий образованию опухоли, в такой его тип, который уничтожает опухоль. Внешнего света вместе с предварительно активированным фотосенсибилизатором вполне достаточно, чтобы вызвать эту реакцию, по существу превращая «доктора Джекила» в «мистера Хайда». Опять же, это то, что мы назвали системным светолечением, или СИСЛ. Мои московские коллеги и я изучаем Fotonaflor® и другие фотосенсибилизаторы для этой цели. Этот подход может активировать уничтожающие опухоль макрофаги, позволяя излечивать метастатические заболевания.

MNM: Расскажите, пожалуйста, о том, как на иммунные клетки влияют различные интенсивности светового воздействия, и как эти эффекты различаются, например, для бактериальных клеток и опухолевых тканей.

AVR: Когда мы даём свет ниже уровня 20 Дж/см2, мы не видим гибели этих клеток. Гибель клеток, называемая апоптозом, начинается при несколько более высокой интенсивности в диапазоне от 70 до 100 Дж/см2. Апоптоз начинается намного раньше, чем другие формы гибели клеток (некроз и аутофагия), которые могут возникнуть при ожоге или массовом разрушении ткани. [Автолиз тканей — это процесс, при котором повреждённые клетки самоуничтожаются или перевариваются из-за высвобождения разрушающих ферментов внутри клетки. Иногда его называют самоперевариванием.]

Бактериальные клетки намного более чувствительны к ФДТ, потому что они более примитивны и уязвимы, чем нормальные здоровые клетки. Таким образом, вызвать апоптоз у бактерий может даже более низкая интенсивность света (около 50 Дж/см2). Затем, когда уровень света снижается до 20 Дж/см2, можно получить некоторую фотохимическую модификацию. Это означает, что в ткани происходят некоторые реакции, при которых появляются АФК в стимулирующих концентрациях. После этого происходят определённые изменения в трёхмерной структуре клеточной мембраны, а также в клеточных маркерах.

Таким образом, нужно говорить о двух независимых событиях или наборах процессов, вызванных действием АФК: (1) омоложение, процесс, приводящий к образованию новых клеток и устранению старых, и (2) улучшение распознавания иммунной системой. Оба набора процессов противодействуют попыткам организмов нейтрализовать АФК или другие избыточные окислители. Парадокс здесь заключается в том, что, удаляя или значительно снижая количество/уровень/концентрацию окислителей, вы продлеваете жизнь существующим клеткам, но также можете увеличить риск развития рака или инфекций, потому что иммунная система убивает эти плохие клетки именно с помощью АФК.

Таким образом, существует два способа продлить продолжительность жизни: (1) защита и восстановление существующих клеток, предотвращая тем самым преждевременную их гибель, и (2) ускорение производства новых клеток. В гематологических клинических исследованиях с Bremachlorophyll® было показано, что производные хлорофилла ускоряют производства новых клеток на 20%. В нашем патенте от 2006 г. под названием «Фотоиммунотерапия человека с помощью фотосенсибилизатора, активируемого электромагнитной энергией вне тела», мы с коллегами описали механизмы, лежащие в основе ФИТ и фотохимической иммуномодуляции с использованием окисленных порфиринов в присутствии света и кислорода воздуха. Я кратко объясню химию для наших сведущих читателей.

MNM: Хорошо, это подводит нас к гораздо более технической части дискуссии о том, как свет и фотосенсибилизаторы взаимодействуют с иммунной системой, и я уверен, что читатели с хорошим опытом в биоорганической химии будут заинтригованы тем, что вы хотите сказать об этом. [Прим. редактора: читатели, не имеющие достаточной подготовки по химии, могут пропустить ответ д-ра Решетникова на этот вопрос и перейти к следующему разделу.]

AVR: Итак, с точки зрения химика, главное здесь заключается в том, что многие ароматические системы, включая макроциклы порфиринов, способны стабилизировать метастабильное состояние пероксидов некоторых периферических функций, таких как виниловые, формильные и карбонильные остатки, которые могут быть модифицированы окислением при действии атмосферного молекулярного кислорода. Эта реакция облегчается тем, что свет является видом электромагнитной энергии, так что после поглощения кванта энергии некоторые ароматические (например порфириновые) системы переходят в активированное триплетное состояние.

В этом активированном светом состоянии может происходить много необычных реакций, которые никогда не начнутся в нормальных условиях. Существует загадка в отношении реакций порфиринов: некоторые фрагменты порфиринов легко окисляются до пероксидов. Что действительно удивительно, так это то, что эти пероксиды невероятно долговечны и стабильны. Такие пероксиды включают супероксидные анионы.

Итак, повышенное иммунное распознавание происходит за счёт химической реакции биомолекул с АФК. Кислород, переходя от атмосферного молекулярного O2 к O3, 1O2 и O, присоединяется к биомолекулам, создавая полярные фрагменты. Затем возникает пространственное искажение клеточных рецепторов или маркеров, ответственных за функцию представления иммунной системе.

Вот как это происходит, начиная с кислой и восстановительной среды опухоли с известной реакцией супероксид-аниона (присоединённого к порфирину кислорода), ранее образованного из порфирина и кислорода под действием света. Реакция называется дисмутацией и приводит к синглетному кислороду и перекиси водорода:
Реакция 1


Кроме того, образуется гидроксильный радикал в результате реакции между супероксид-анионом и пероксидом водорода из вышеуказанного процесса:
Реакция 2


Затем при повторной реакции с супероксид-анионом образуется ещё одна молекула синглетного кислорода:
Реакция 3


Следовательно, конечные продукты в опухоли — опять же, в отсутствие света — это кислород, водный гидроксид-анион (щёлочь) и синглетный кислород. Синглетный кислород лишь немного более слабый окислитель, чем гидроксильный радикал.

При определённых условиях кислород и синглетный кислород могут дополнительно дать озон и очень реакционноспособную форму атомарного кислорода:
Реакция 4



Кислородсодержащие радикалы являются побочными продуктами как активных форм кислорода фотосенсибилизатора (АФК), так и окисленных субстратов или биомолекул. Основываясь на измерениях хемилюминесценции, мы знаем, что эти АФК могут сохраняться от нескольких минут до десятков часов. Они могут играть важную роль в ФИТ, добавляясь к окислительной способности самого фотосенсибилизатора-пероксида, накапливающегося в месте болезни. Таким образом, биомолекулы, «сидящие» на наружных мембранах раковых (или бактериальных) клеток, фотохимически модифицируются под действием пероксидов и других АФК. Поскольку многие из этих биомолекул играют роль сигнальных молекул и рецепторов, а многие также имеют сайты узнавания, антиген-презентирующая функция изменяется. Это приводит к улучшению распознавания иммунной системой и, следовательно, к лучшему контролю заболеваний.

Кроме того, АФК могут легко присоединяться к полиненасыщенным жирным кислотам (ПНЖК) благодаря их двойным связям. АФК присоединяются к углероду, легко удаляя водород или электроположительные фрагменты молекул. Когда это происходит, это изменяет пространственную ориентацию молекулы, и результирующее изменение конфигурации делает её более легко распознаваемой иммунной системой. Итак, в заключение, увеличивается презентация антигена на опухолевых клетках и бактериальных клетках, и это внезапно делает эти клетки гораздо более уязвимыми для иммунной системы.

О лучевой терапии, химиотерапии и других подходах

MNM: Чем этот светолечащий подход к лечению рака отличается, скажем, от лучевой терапии или радиотерапии?

AVR: Технически никакой разницы нет. Как радиация, так и ФДТ могут воздействовать на разные части раковой клетки, включая, например, её ДНК и митохондрии. Однако основным отличием является то, что ФДТ способна убивать раковые клетки более избирательно и поэтому имеет меньше побочных эффектов. Кроме того, как мы отмечали выше, ФДТ имеет тенденцию помогать или поддерживать иммунную систему вместо того, чтобы вредить ей, и это может быть очень важно в случае рака.

MNM: Когда у больных раком подавлен иммунитет, они становятся более уязвимыми для опасных для жизни инфекций и, вероятно, также более уязвимы для метастатического распространения этого заболевания. Когда вы хотите объединить лечение ФДТ и лучевой терапией?

AVR: Комбинация ФДТ и лучевой терапии обычно рекомендуется для крупных опухолей, таких как опухоль молочной железы или лёгкого, которая больше 2 сантиметров. При использовании для одной и той же опухоли, светодоза и доза облучения могут быть уменьшены, что приводит к меньшему риску токсических побочных эффектов. В целом, ФДТ сама по себе приводит к гораздо лучшему качеству жизни по сравнению с обычными методами лечения. По сравнению с неделями или месяцами лучевой или химиотерапии, ФДТ позволяет пациентам вести нормальную жизнь на протяжении всего своего выздоровления.

MNM: Очевидно, у химиотерапии есть свои плюсы и минусы. Токсические эффекты вызывают серьезную обеспокоенность, как у пациентов, так и у онкологов, а затем возникает проблема устойчивости некоторых опухолевых клеток к химиопрепаратам. Как вы относитесь к химиотерапии как методу лечения рака?

AVR: В апреле 2012 года я присутствовал на конференции химиотерапевтов Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина. В центре внимания конференции были последние исследования многих ведущих химиотерапевтических препаратов. Все клинические испытания сравнивали один химиопрепарат с другим, но успех был крайне ограничен. Некоторые исследования показали, что преимущество в выживаемости составляет максимум два или три месяца, но это было довольно удручающе для всех участников.

В самом конце конференции председатель рассказал о единичном случае, когда восьмидесятилетнему мужчине, выдающемуся учёному, был поставлен диагноз рака лёгких IV стадии, подтверждённый стандартной диагностикой. У него было несколько пятен в лёгких в рентгеновских лучах, а также очень высокие маркеры рака. Из-за его возраста председатель предложил ему возможность обойтись без химиотерапии, чтобы сохранить качество жизни на оставшееся время. Вместо этого он сел на растительную диету, пользовал травы и применял специальную обработку, включая варёные помидоры (без кожуры) и самодельный экстракт личинок пчелиной моли (Galleria mellonella).

По словам председателя конференции, через год этот пожилой джентльмен полностью избавился от рака. Все в зале выдохнули с облегчением, и общее настроение стало намного менее подавленным. Конференцию объявили закрытой, и участники отправились праздновать. Дело в том, что альтернативы действительно могут срабатывать, и специалисты по химиотерапии знают, что их препараты наносят пациентам несомненный вред. Трудно сказать, какой процент химиотерапии действительно работает, потому что во многих клинических исследованиях просто сравнивают один химиопрепарат с другим, а не сравнивают химиотерапию с отсутствием лечения.

MNM: Да, это, безусловно, относится к клиническим испытаниям рака молочной железы, при условии, что лечение метастатической болезни без химиотерапии было бы неэтичным. В этом контексте инновационным методам лечения, таким как ФДТ, уделяется гораздо меньше внимания, и в основном это касается ситуаций с редкими заболеваниями. Говоря о риске, беспокоят ли вас больные раком, получающие ФДТ с Радахлорином®, которые принимают или недавно принимали химиотерапевтические препараты, которые могут обладать светочувствительными свойствами?

AVR: С химиотерапией Radachlorin® не будет проблемой, потому что люди подвергаются воздействию нормального или умеренного дневного света. Некоторые клиницисты выразили желание использовать ФДТ, ФИТ и СИСЛ дополнениями к химиотерапии в своих клиниках. Тем не менее, для пациентов, которых лечат 5-FU, Xeloda или другими светочувствительными препаратами, должна проявляться осторожность с воздействием любых мощных или концентрированных источников света. Эти химиопрепараты не так избирательны к раковым тканям, как Радахлорин® или Фотонафлор®, поэтому могут привести к более сильному повреждению нормальных тканей при воздействии света. Будущие исследования смогут более убедительно показать, как использовать химиотерапию вместе с этими фотодинамическими методиками.

MNM: Похоже, что многие исследования были сосредоточены на раковых заболеваниях, для которых химиотерапия и лучевая терапия были неэффективны, таких как рак хиларгической холангиокарциномы или рак пищевода. Оба этих вида рака, как правило, обладают высокой устойчивостью к химиотерапии, поэтому люди должны быть заинтересованы в ФДТ как альтернативе традиционной химиотерапии. Как вы думаете, какие виды рака наиболее эффективно лечатся с помощью фотодинамических методов, или ответить на этот вопрос слишком сложно?

AVR: Мои коллеги видели/наблюдали превосходные результаты при хиларной холангиокарциноме и центральном раке лёгких (аденокарциноме лёгкого), и мы можем привести прекрасные данные по этому вопросу. BCC ОЦК [включены узловые поражения, и их нелегко лечить производными ALA АЛК, которые могут лечить только эрозивные BCC ОЦК, но не узловые поражения. Эти повреждения довольно толстые, до 2 см в глубину; некоторые мои коллеги зарегистрировали чрезвычайно высокую частоту ответа при узловых поражениях], меланома кожи, рак желудка и рак пищевода также могут иметь хорошие ответы/отклик. Есть определённые типы опухолей, которые отвечают очень хорошо, а другие — нет. Так что не факт, что все поверхностные опухоли будут отвечать. Например, при инвазивном раке молочной железы мы наблюдали только частичные ответы, с уменьшением или стабилизацией опухоли, но не полные ответы. Тем не менее, следует отметить, что частичный ответ может быть достигнут даже после того, как опухоль стала устойчивой к обычному лечению химиотерапией и радиотерапией, и, следовательно, вполне возможно, что ФДТ продлит выживание в результате стабилизации заболевания.

О разных фотосенсибилизаторах, разработанных д-ром Решетниковым

MNM: Давайте начнём разговора с основных различий между Радахлорин®, Брехахлорин®, Фотонафлор® и FloraDynamica®. Должны ли какие-либо из них считаться «естественными» фотосенсибилизаторами — или их правильнее считать синтетическими лекарствами?

AVR: Когда мы говорим об этих различных фотосенсибилизаторах и их составе, следует различать три категории: натуральные, искусственные и синтетические. Термин «натуральный» означает, что лекарственное средство получено из растительных или животных материалов. К настоящему времени известно около 130 таких веществ. Такие лекарства являются предметом фармакогнозии, дисциплины, объединяющей этноботанику и лекарственную химию. Аллантоин, берберин, бетулиновая кислота, никотин, кофеин, морфин, ментол, хинин, папаин (из папайи) и рутин (из апельсинов) — вот общие примеры натуральных лекарств. В нашей книге мы упоминаем некоторые другие распространённые примеры натуральных лекарств, а именно: гиперицин из зверобоя, глицирризин из солодки, куркумин из куркумы и псорален, найденный в различных овощах.

С другой стороны, термин «искусственный» означает, что исходное вещество подверглось некоторому типу химической модификации. Напротив, синтетические агенты получают из простых предшественников (прекурсоров) или строительных блоков. Хотя их можно назвать и искусственными, если их химическая структура идентична встречающимся в природе агентам. Многие ароматы попадают в эту категорию, например. Синтетические агенты часто предназначены для того, чтобы оказывать более сильное воздействие, чем природные соединения, с которыми они могут иметь весьма сильное сходство.

MNM: Какой из разработанных вами фотосенсибилизаторов обладает наивысшей силой или эффективностью с точки зрения применения ФДТ?

AVR: Как фотосенсибилизатор, Fotonaflor® может проникать в раковые клетки и убивать их с большей готовностью/силой, чем Radachlorin® и Bremachlorin®, поэтому, конечно, он будет считаться превосходящим эти два. Thermochlorin® также можно включить сюда, хотя нужно будет исследовать его в будущем. В плане фармакологии мы бы сказали, что Fotonaflor® обладает гораздо более сильной липофильностью — свойством, отражающим его способность проходить через липиды или жиры, которые составляют клеточные мембраны. Это свойство «любить липиды» в Fotonaflor® в десять раз выше, чем в Radachlorin®, и в то же время Fotonaflor® также растворим в воде. Эти характеристики означают, что агент обладает более высокой степенью биодоступности — доступности для ткани-мишени, которая в данном случае является раковой! Таким образом, лекарство может переходить из водной среды крови (где его водорастворимая часть играет основную роль) в богатую липидами клеточную мембрану (жирорастворимую часть фотосенсибилизатора, которая помогает ему растворяться) и проникать внутрь раковой клетки.

Наиболее эффективные препараты имеют хороший баланс между растворимостью в маслах и воде. Низкая водорастворимость означает медленное поглощение и действие, но если растворимость в воде слишком высока, то растворимость в жирах будет ниже, так что фотосенсибилизатор не сможет проникнуть внутрь раковой клетки и достичь важных клеточных органелл, таких как митохондрии и лизосомы. В результате эффективность Fotonaflor® в контексте ФДТ, определённая на раковых клетках феохромоцитомы крысы (PC12), была в 150 раз выше, чем у Радахлорина®. Другими словами, он убивал такие раковые клетки гораздо эффективнее, чем другие фотосенсибилизирующие препараты. Этот эксперимент задействовал лазерное излучение с длиной волны 670 нм при интенсивности 20 Дж/см2.

MNM: Давайте подведём итоги/суммируем для наших читателей критерии, которые помогут определить превосходство того или иного фотосенсибилизатора. Я предполагаю, что Fotonaflor® соответствует всем этим критериям.

AVR: Да, Fotonaflor® является идеальным фотосенсибилизатором, отвечающим всем следующим критериям: (1) коммерчески доступный химически чистый препарат, состоящий из одного вещества, а не какой-либо смеси; (2) преимущественное поглощение опухолевыми, раковыми клетками, что означает, что лекарственное средство высокоселективно по отношению к этим клеткам-мишеням по сравнению с нормальными, здоровыми клетками; (3) низкая темновая токсичность, но исключительно сильная фотоцитотоксичность (способность убивать раковые клетки при освещении светом) — опять же, в 150 раз выше, чем у Радахлорина®; (4) быстрое удаление из организма; (5) быстрое накопление (от 15 минут до пяти часов) и быстрое удаление; (6) сильный пик поглощения при длинах волн света более 630 нм (то есть поглощение на более длинных волнах); (7) хороший выход синглетного кислорода, то есть вырабатывается большое количество активных форм кислорода, чтобы помочь убить раковые клетки; (8) хорошая растворимость в воде и (9) простота введения различными путями.

MNM: Как Вы этого добились?

AVR: Изменяя характер и пространственную ориентацию функций хлорина e6. Хлорин е6 является фотосенсибилизатором, полученным из хлорофилла, обнаруженного в спирулине, и характеризуется сильной светочувствительностью, хорошей растворимостью в воде и некоторой жирорастворимостью, быстрым выведением из организма. Многие другие учёные интересуются хлорином е6 по этим причинам. Таким образом, он послужил очень хорошим предшественником/прекурсором.

MNM: Поподробнее расскажите о том, как он ведёт себя в организме после преобразования в Fotonaflor®.

AVR: Если сделать инъекцию Fotonaflor®, то его уровень в организме начнёт очень быстро падать. Каждые 15 минут концентрация Fotonaflor® уменьшается на 80 %. Поэтому через три часа от препарата почти ничего не остаётся. Большая часть того, что поглощается опухолью в первые 15 минут, — это то, что её убивает, а организм легко устраняет все остальное.

MNM: Вы пытались сделать пероральную форму Fotonaflor®?

AVR: Пока нет. Вместо этого я разработал FloraDynamica®, который представляет собой пероральную добавку, содержащую чистый хлорин e6, она химически намного проще, чем Fotonaflor®. Я до сих пор очень доволен FloraDynamica®, потому что это вещество довольно хорошо переносится, об чём свидетельствуют многолетние наблюдения и мониторинг его применения на людях. Сделать его легкодоступным для организма, стабильным при хранении и простым в использовании было непросто, так что это был успех. Теперь он имеет уникальную формулу и запатентованный производственный процесс.

MNM: Являются ли Radachlorin® и Fotonaflor® единственными фотосенсибилизаторами, полученными из спирулины? Существуют ли другие фотосенсибилизаторы, получаемые из водорослей или растений, и являются ли они также хлоринами?

AVR: На самом деле есть несколько таких веществ, которые получают из спирулины или других видов водорослей. Tookad® (из фирмы Novartis) — это ещё один препарат, который также изготовляется из водорослей. Он быстро уходит из организма, всего за 15 минут. Таким образом, вы можете лечить некоторые виды рака мочевого пузыря или различные заболевания глаз, такие как дегенерация жёлтого пятна. Есть некоторые другие фотосенсибилизаторы растительного происхождения, которые поступают из Германии (BLC, для Biolitec Chlorin и тот же хлорин e6 от Life Medics GMBH), Белоруссии (Fotolon, заявленной производителем как чистая соль хлорина e6, и PVP-хлорин р6), Российской Федерации (Фотодитазин, заявленный его производителем как чистая форма хлорина е6), Китая (хлорин р6, хлорин е6) и США (MACE, химически модифицированный хлорин е6 от Light Sciences Oncology, Inc. и гиперицин).

Однако, опять же, хлорин е6 очень быстро накапливается и быстро выводится, поэтому диапазон возможного лечения ограничен. Более того, хлорин е6 накапливается в основном в стенках нормальных кровеносных сосудов. Что касается хлорина р6, он плохо растворим в воде, и его общая биодоступность ниже.

MNM: Я понимаю, что радахлорин уже используется в качестве фотосенсибилизатора для ФДТ в клиниках, и эти исследования продолжаются. Пожалуйста, расскажите о его составе и о том, как различные компоненты оказывают влияние на рак.

AVR: Радахлорин содержит три компонента, нацеленные на различные аспекты биологии рака: (1) повреждение сосудов или вмешательство в ангиогенез, рост новых кровеносных сосудов, которые, в свою очередь, позволяют опухолям расти; (2) повреждение сигнальной системы клеток (путём повреждения мембран раковых клеток), в сочетании с повышенным распознаванием противораковой иммунной защитой; (3) повреждение мембран внутренних структур раковых клеток, органелл, в частности, митохондрий и ДНК.

Таким образом, радахлорин содержит три компонента, которые обеспечивают такой многосторонний процесс уничтожения опухоли. Во-первых, это хлорин е6, который направлен на кровеносную сеть. Во-вторых, это хлорин p6, который нацелен на плазматическую мембрану или внешнюю оболочку раковой клетки. И, в-третьих, это пурпурин 5, который нацелен на раковые клетки, митохондрии, лизосомы и ядра. Когда вы изучаете паттерны/картину накопления, вы видите, что оно идёт от кровотока к строме. В течение первой четверти часа он попадает в кровь, затем перемещается в эндотелий кровеносных сосудов и стромы (то есть в объём опухолевой ткани), где остаётся в течение примерно трёх часов. После этого он отделяется от различных белков и перемещается в клеточные мембраны, в конечном итоге достигая клеточных органелл через шесть или семь часов после внутривенного введения.

Первоначально в сосудах вы наблюдаете только хлорин е6, что приводит к высвобождению фактора фон Виллебранда (фактор VII) при освещении. Затем высвобождается гистамин, и кровеносные сосуды сначала расширяются, вызывая повреждение вдоль сосуда и приводя к появлению тромбоза (окклюзии в мелких кровеносных сосудах), а затем сужению сосудов (ишемическая реакция), что видно на поверхность кожи в виде белого обода вокруг освещённой опухоли. Это явление происходит, если освещение производится вскоре после введения радахлорина (в течение первого часа), и реакция со временем спадает, становясь через четыре часа минимальной или трудно заметной.

Это предотвращает метастазирование, потому что опухоль фактически «задыхается» без кислорода и питательных веществ. Тем не менее, такой эффект является только временным, потому что опухоль может «обойти» заслон и продолжать расти по периферии удалённой или мёртвой (некротической) области ткани. И именно поэтому использование чистого хлорина е6 (как в случае некоторых фотосенсибилизаторов, таких как фотолон и фотодитазин) может привести к рецидиву опухоли. Почти все такие лекарства имеют очень хороший частичный ответ, но низкий полный ответ, потому что осуществляют только первую стадию, то есть «удушение» опухоли, препятствуя ангиогенезу. В большинстве случаев период ремиссии не очень длинный, потому что некоторым раковым клеткам удается выжить.

Вот почему у меня возникла мысль, что было бы полезно сделать ещё один шаг и добавить в композицию еще один фотосенсибилизатор, который оставался бы в ткани дольше и перемещался бы от сосудов к строме. Впоследствии эту идею полностью поддержал д-р Тьерри Патрис (Thierry Patrice) из Нанта, Франция, блестящий исследователь и один из ведущих изобретателей. Вот почему мы используем в композиции хлорин р6 — он прилипает к маслу (любому виду жира), поэтому обладает более сильным сродством к липопротеинам, а также к макрофагам, концентрирующимся в опухолях. Таким образом, он может попасть из кровотока в опухолевую строму, где остаётся в течение некоторого времени, прежде чем попадает в рецепторы ЛПНП на раковых клетках, затем попадает в лизосомы и расщепляется раковыми клетками.

Теперь свет способен повредить мембрану раковой клетки, потому что фотосенсибилизатор находится в рецепторе ЛПНП на мембране. Микроскопические фотографии показали, что свет вызывает дыры в мембране, и когда накапливается критическое количество этих дырок, происходит апоптоз, или запрограммированная гибель клеток, или «самоубийство клеток». Когда отверстий мало, раковые клетки способны восстанавливаться после апоптоза, используя липидные резервуары, чтобы заделать эти отверстия. Раковая клетка способна контролировать степень повреждения. Однако если произошло слишком много повреждений, клетка подвергнется самоубийству. Вот так происходит апоптоз. Если повреждение может быть устранено, липиды будут распределены вдоль мембраны, чтобы закрыть отверстия. (Кроме того, подобный тип повреждения происходит при ФДТ для внутренних клеточных структур, называемых лизосомами. Когда эти структуры повреждены, содержащиеся в них литические ферменты проникают в цитозоль, переваривая всё вокруг. Так происходит аутофагия).

Кстати, это аналогично тому, как кожа реагирует на солнечный свет. Загар — это способ защиты тела; но многие загорающие получают солнечные ожоги, потому что повреждение ультрафиолетом слишком велико, чтобы его можно было устранить. Если вы обожглись на солнце, значит, клетка не может себя восстановить.

Ещё одним моментом является то, что опухолевые клетки могут рассматриваться как подростки с проблемами. Если у них будет достаточно ресурсов или поддержка со стороны общества, они выживут и будут продолжать функционировать и играть позитивную роль в обществе. Если им не хватает такой поддержки, они могут играть довольно деструктивную роль, деградировать или даже совершать самоубийство (апоптоз).

MNM: Давайте поговорим о роли второго компонента, хлорина р6.

AVR: Если дать свет примерно через три часа после инъекции, то эффект будет сильнее (Прим.: если подождать 5-6 часов или даже 25 часов после инъекции, эффект всё ещё может быть). В этот момент хлорин p6 транспортируется в лизосому. Если дать свет, происходит перфорация лизосомы, таким образом, пероксиды и другие ферменты высвобождаются через внутриклеточный матрикс, и хлорин проникает в клетку и повреждает скелет (сборку трубчатых белков) внутри клетки при светоактивация, в результате чего клетка разрушается или коллапсирует. Происходит медленная дисфункция клетки, которая в конечном итоге заканчивается апоптозом. Опухоль медленно сжимается или резорбируется в организме. Если дать свет в шесть часов, опухоль рассасывается медленнее, но также меньше шансов и на рецидив (или реверсию), поэтому медленно, но верно вы получите лучшие результаты. Вот почему в шесть часов требуется втрое меньшая световая доза, чем при облучении через три часа после приёма.

Обратите внимание, что нормальные, здоровые клетки гораздо меньше накапливают хлорин р6, а также на них не действует свет (при условии локального воздействия света, как в лазерной терапии), поэтому этот эффект не произойдёт. Однако при использовании чистого хлорина p6 пациенты не должны выходить на солнце в течение одного месяца. К счастью, это не тот случай, когда он сочетается с хлорином е6, как в радахлорине.

MNM: А что насчёт пурпурина 5, третьего компонента?

AVR: Он легко окисляется и создаёт перекисные или CN-мостики со специфическими гидроксигруппами и аминогруппами белков, содержащих лизин, аргинин или серин. Тем самым он становится идеальным зондом, тесно связанным с некоторыми белками посредством специфических взаимодействий. Таким образом, его окисленная форма сначала присоединяется к белкам или липопротеинам, как всадник, садящийся в седло лошади. Это может происходить как в кровотоке, так и на плазматической мембране опухолевой клетки. Затем реализуется несколько транспортных путей в клетку, потому что в неё попадают различные белки. Почти любой белок несёт группу -ОН или -NH2. Находясь внутри опухоли, он вызывает дальнейшее окисление посредством пероксидных каскадных реакций (генерация активных форм кислорода, АФК). Это ещё одна причина, по которой так важно обеспечить преимущественное накопление в опухолях, при условии правильной дозировки.

После прикрепления к белку пурпурин 5 затем транспортируется в клетку. Он остаётся связанным с фрагментами белка, пока не начнется переваривание. Связь между белком и пурпурином 5 не будет разорвана даже проходя через лизосому. Это позволяет ему достигать митохондрий, где он застревает в митохондриальной мембране и остаётся там, мешая энергетическому циклу клетки. На митохондриальной ДНК есть небольшие и большие бороздки, поэтому Purpurin 5 может интеркалировать с ДНК. Он также перемещается в ядерную ДНК. Это генетическое повреждение включает одно- и двухцепочечное повреждение ДНК, так что спираль либо расщепляется, либо сечётся. Обратите внимание, что повреждение одного стрэнда может быть восстановлено, но не всей двойной нити. При светолечении можно наблюдать повреждения в раковых клетках, но не в нормальных клетках, потому что повреждение нацелено на раковые клетки и щадит нормальные.

Пурпурин 5 является наиболее важным компонентом с точки зрения окончательного уничтожения опухоли. Это «кинжал», наносящий последний смертельный удар. Соединение химически очень нестабильно, и по этой причине его необходимо комбинировать с Ce6 и Cp6 — да, они присоединяются друг к другу — чтобы стать стабильным. Ce6 и Cp6 помогают доставить пурпурин 5 к опухоли. Эта способность транспортироваться в опухоль важна для успеха лечения. Их можно сравнить с тремя мушкетёрами. И благодаря этому замечательному трио, если они используются для флуоресцентной диагностики, сначала будет светиться вся опухоль, затем отдельные клетки, затем органеллы.

MNM: Каковы основные ограничения для радахлорина (сырья для фотосенсибилизатора Radachlorin® или Bremachlorin®, как он известен в некоторых странах Западной Европы)?

AVR: Ограничения те же, что и для других фотосенсибилизаторов, в первую очередь это касается проблем надлежащего проникновения света и работы с плотными структурами опухолей, такими как саркомы. Кроме того, критерии отбора включают наличие поверхностных опухолей с глубиной не более семи миллиметров и неизлечимые саркомы или опухоли костей из-за проблем с избирательным накоплением.

MNM: А что насчёт кожных реакций с использованием Fotonaflor®?

AVR: Это выяснится в больничной практике в контексте ФДТ или ФИТ. У нас нет никаких доказательств того, что он обладает фототоксичностью для кожи. Если появятся кожные реакции, пациент должен обратиться к своему врачу и проконсультироваться с ними.

MNM: Итак, подведём итог фотодинамическим эффектам использования радахлорина: более высокие концентрации фотосенсибилизатора в раковых клетках, процесс зависит от дозы и времени и приводит к большей вероятности разрывов двухцепочечной ДНК в раковых клетках. Длительный период накопления и преимущественное накопление в раковых клетках – это, кажется, ключ. Как другие имеющиеся в продаже хлорины соотносятся с радахлорином?

AVR: Многие из этих других хлоринов очень дороги, а также нестабильны или трудно доставляются. Простая технология производства является важным критерием, но многие из этих хлоринов получить нелегко.

MNM: Пожалуйста, расскажите о влиянии радахлорина на иммунную систему в контексте светолечения.

AVR: Существует три типа дозы света при однократном введении 1 мг/кг радахлорина: повреждающая, пороговая и стимулирующая световая доза. Повреждающая световая доза составляет 200–300 Дж на квадратный сантиметр. Выше 300 Дж /см2 существует риск повреждения окружающих здоровых тканей. Иногда это делается для того, чтобы поражать более агрессивные опухоли, такие как мелкоклеточный рак лёгкого, поэтому даётся 600 Дж/см2, даже если это повреждает некоторые здоровые ткани лёгких. Повреждающая доза вызывает некроз.

Порог светолечения составляет 20–100 Дж/см2. Это где-то между стимуляцией и подавлением. Диапазон 20–50 Дж/см2 используется для уничтожения микробов. Технология лазерного волокна должна быть хорошо продумана и иметь очень высокое качество, чтобы обеспечить однородный свет в опухоли. Если световой луч слабый или световое пятно нерегулярно, это может стимулировать опухоль, особенно на периферии.

MNM: Есть ли какое-либо терапевтическое применение доз ниже 20 Дж/см2?

AVR: Да, есть. Ниже 20 Дж/см2 стимулируются макрофаги и иммунная система, а также клетки кожи. В дополнение к укреплению иммунной системы, эта более низкая световая доза полезна для омоложения и регенерации. Вот почему люди не должны получать слишком много солнечного света, когда они пытаются омолодить кожу. Чрезмерное пребывание на солнце ускоряет старение кожи, как мы обсуждаем в главе 2. Точно так же эффективное и безопасное фотоомоложение предполагает выход на утреннее солнце (до 10 часов утра), а затем снова вечером (примерно после 5 часов вечера), но только в течение часа, принимая FloraDynamica или фоторегенерирующую косметику, которая упоминалась в главе 2.

Если людям необходимо находиться на солнце дольше, нужно защищать открытые участки лёгкой одеждой или средствами защиты от УФ-лучей (солнцезащитными средствами). Хотя УФ-блоки полезны, они также исключают/задерживают другие ключевые длины волн из спектра. Тем самым они предотвращают любые «аддитивные» эффекты. УФ-блоки полезны в том случае, когда люди выходят на солнце дольше 1 часа в день после использования FloraDynamica или нашей фоторегенерирующей косметики.

MNM: Вы упомянули FloraDynamica®. Пожалуйста, опишите этот продукт и объясните его преимущества по сравнению с другими фотосенсибилизаторами.

AVR: Активным компонентом во FloraDynamica® является так называемый активный водорастворимый хлорофилл — AWSC® в жидкой глицериновой матрице. И FloraDynamica®, и AWSC® являются торговыми марками. Даже если это хлорин е6, мы представляем его как хлорин с окружающими его глицериновыми группами. Проще говоря, это производное хлорофилла. При пероральном приёме он расщепляется пищеварительными ферментами на ряд компонентов, которые включают в себя хлорин е6, хлорин р6, пурпурин 5 и другие, но лёгкое проникновение (хорошая биодоступность) достигается благодаря доставке глицерином.

Основным преимуществом использования FloraDynamica® является то, что он не выводится из организма быстро, потому что его доза ниже порога распознавания печенью. Большинство лекарств и препаратов должны «обходить» печень. FloraDynamica® легко проникает через печень в кровоток, а затем накапливается в организме примерно через неделю с избирательным накоплением в аномальных тканях или мутированных клетках.

MNM: Есть ли риск побочных эффектов для FloraDynamica®?

AVR: Да, для каждого фотосенсибилизатора количество играет главную роль. Во-вторых, важны световая доза и освещённость. И, в-третьих, роль могут играть индивидуальный тип кожи и другие индивидуальные факторы. Аллергики могут получить кожные реакции, такие как волдыри, покраснение, отёк, и изменения, похожие на солнечный ожог. Высвобождение гистамина часто делает это похожим на сыпь. Когда это появляется, пациент должен приостановить приём на несколько дней (или до тех пор, пока не исчезнут неприятные симптомы), но дальнейшее использование после этого возможно. Световая экспозиция и потребление продукта также должны быть уменьшены. Также следует меньше выходить на солнце и больше носить тёмную одежду.

Другие мысли и комментарии

MNM: Примечательно, что так много отличных агентов для ФДТ происходят из растительного мира. Расскажите о том, как растения могут научить нас ФДТ.

AVR: Реакции ФДТ все время происходят в зелёных листьях, но генерируемый синглетный кислород гасится другими пигментами, такими как каротиноиды, флавоноиды (фенольные соединения) и сапонины. Без этих других пигментов и других антиоксидантных соединений хлорофилл будет генерировать слишком много синглетного кислорода, и лист погибнет. Именно это происходит осенью, когда лист теряет свои пигменты. Таким образом, в растениях все время происходит ФДТ, но мы видим её последствия только осенью, когда лист теряет все антиоксидантные системы, которые предотвращают единичные разрушительные эффекты хлорофилла, опосредованные кислородом.

Если удалить железо из гема в гемоглобине, получится очень хороший фотосенсибилизатор, названный Protoporphyrin-IX (Pp-IX), динатриевая соль. Pp-EX естественным образом присутствует в коже и предотвращает инфекцию на её поверхности при воздействии солнечного света. Однако если поры кожи заблокированы, следует использовать внешние кремы, чтобы помочь открыть поры и восстановить естественный, здоровый гомеостаз кожи. Это позволяет коже восстановить выработку Pp-IX. Я и мои московские коллеги создали такие косметические кремы и гели, они коммерчески доступны на нашем сайте www.lortic.ru.

MNM: Недавнее исследование показало, что селен синергетически повышает эффективность Радахлорина® при ФДТ. Это интересно, учитывая, что селен оказывает прооксидантное действие на раковые клетки, что, как считается, может их убивать. Кроме того, селен повышает противораковый иммунитет. Существуют ли другие агенты, которые также могут усиливать эти эффекты?

AVR: Об этом стоит подумать и попытаться выбрать некоторые добавки, совместимые с ФДТ. Мы рассматриваем этот вопрос в главе 6, посвящённой диете и пищевым добавкам. Зелёный чай, куркумин, зверобой, паслёновые, соевые белки, хрен, витамин К2 и высокие дозы витамина С обладают прооксидантным действием и могут приниматься одновременно с ФДТ. Никотинамид, форма ниацина, или витамина B3, может быть полезен по другим причинам. Возможно, если пациенты будут принимать селен или никотинамид, они будут лучше реагировать на ФДТ. То же самое можно сказать о некоторых иммунных адъювантах. Кроме того, через два месяца после начала ФДТ / ФИТ / СИСЛ пациенты могут извлечь выгоду из использования антиоксидантных добавок для установления баланса в организме, так как чрезмерно продолжительное прооксидантное действие может быть старящим и должно быть нейтрализовано экстрактом черники, экстрактом виноградных косточек, низкими дозами витамина С и витамина Е в виде смешанных токоферолов.

MNM: Не могли бы вы вкратце рассказать о влиянии ФДТ на сердечные заболевания?

AVR: Мы говорили о ФДТ при атеросклерозе в главе 5. Есть доказательства того, что СИСЛ может оказывать гематопротекторное действие, улучшая кровообращение и делая кровь менее плотной/разжижая. Она также помогает деагрегировать тромбоциты, поэтому Bremachlorophyll® (клинически доказано) и FloraDynamica® обычно улучшают кровоток. Опубликованы исследования, указывающие на воздействие на дендритные клетки, которые могут помочь обратить вспять рестеноз.

MNM: Существуют ли какие-либо измерения, которые врачи и другие медицинские работники должны сделать, чтобы сделать фотодинамический подход более эффективным?

AVR: Нужно уметь измерять две вещи. Во-первых, концентрация продукта в кровотоке или ткани легко измеряется неинвазивным способом через кожу благодаря флуоресцентной и фосфоресцентной способности лекарственного средства. Во-вторых, надо измеряять антиоксидантный потенциал крови, или окислительный индекс. Это скажет нам, насколько пациент должен уравновесить эффекты лечения антиоксидантными добавками и диетой. Это поможет нам бороться с раком и омоложать организм, не ускоряя старение. В противном случае существует риск слишком сильного прооксидантного эффекта в крови, что ускорит процесс старения. Слишком сильный окислительный стресс также может способствовать возникновению таких заболеваний, как рак, диабет, инсульт и болезни сердца.

Я хотел бы поблагодарить д-ра Тьерри Патриса (Thierry Patrice) за создание/разработку методики измерения антиоксидантного потенциала крови, важность которой невозможно переоценить. Он понял, что антиоксидантная сила/способность любого организма — от рыбы до человека — может иметь прогностическое и диагностическое значение в отношении многих метаболических расстройств. Таким образом, нужно найти способы обеспечения эффективного баланса между прооксидантным воздействием ФДТ и пищевыми антиоксидантами. По сути, мы балансируем наши усилия по борьбе с раком и инфекцией, с одной стороны, с развитием мутаций, болезней и старения, с другой.

MNM: Большое спасибо за то, что поделились этой богатой информацией вместе с вашими идеями в области фотодинамической медицины. Интересно было рассмотреть все способы, с помощью которых световые технологии могут улучшить лечение и профилактику рака, и я с нетерпением жду возможности увидеть, как фотомедицина будет развиваться в предстоящие годы.

Сиасанхлорофилл Препарат с хлорофиллом. Иммунокорректор, энергокорректор, подавляет развитие паталогических (раковых) клеток. Это не вызывающий интоксикации организма препарат, который активно включает иммунитет на клеточном уровне, активизирует специальные клетки, которые могут распознавать и убивать раковые клетки. Намного улучшает состояние раковых больных, предотвращает побочное действие препаратов, применяемых при химиотерапии (поражение клеток печени, снижения работы системы иммунитета, ухудшения процесса кроветворения), защищает от выпадения волос. Для этого, его применяют до проведения курса химиотерапии и после него. Подробнее
Произв. Россия
Цена: 3800 руб
Радахлорофилл® Forte Концентрированный источник водорастворимого биодоступного активного хлорофилла из патентованной субстанции «Радахлорофилл®-С». Используется в целях профилактики и в комплексном лечении онкологических заболеваний, в послеоперационном периоде и после химиотерапии, при аутоиммунных заболеваниях и аллергиях; при наличии хронических сердечно-сосудистых заболеваний, сопровождающихся гипертензией и нарушением холестеринового обмена; для очищения организма от шлаков и паразитов; для омоложения организма мужчинам и женщинам любых возрастных категорий. Подробнее
Цена: 8900 7280 руб

Новости и популярные материалы сайта

10 ноября 2023 г
Мультивитамины по суперцене Вы не поверите! Легендарный лучший поливитамин "Будь здоров" сейчас по невероятно низкой цене! Препарат бодрости, сексуальности, отличного настроения и высокого иммунитета! Осенняя акция - скидка 25%! Закажи сейчас 2650 2010 руб Подробнее

10 января 2023 г
Инновационные препараты Ветом для здоровья и красоты Каталог инновационных российских препаратов серии Ветом уже на сайте. Для здоровья и красоты - повышают иммунитет, налаживают работу желудочно-кишечного тракта, восстаналивают микрофлору, препараты для красоты и восстановления кожи лица и тела. Подробнее

10 октября 2022 г
Скажем «нет» осенней депрессии! Скажем «нет» осенней депрессии! Справиться с осенней хандрой помогут правильное питание, витамины и активный образ жизни. Подробнее

15 сентября 2022 г
Нормотим со скидкой 50% Популярный препарат со скидкой 50%! Препарат Нормотим от депресии с огромной скидкой! Снижает эмоциональное напряжение, антидепрессант, нормализует сон! Лучшая цена - 990 490 руб при заказе от 3 шт Подробнее

5 марта 2021 г

25 июля 2020 г

2 марта 2020 г
Новые вирусные угрозы Сможет ли Ваш организм противостоять новым вирусным угрозам? Проверьте, готовы ли Вы к новой вирусной эпидемии и чем можно помочь себе и близким уже сейчас? Подробнее

8 февраля 2020 г
Каталог всех препаратов В ассортименте Витаминного центра более 2800 препаратов. Скачайте каталог всех препаратов в формате XLS и выбирайте, что Вам понравится. Мгновенный заказ по электронной почте 100vitaminov@mail.ru или телефону горячей линии 8 800 200 2500. Подробнее

8 октября 2019 г
Трагедия А. Заворотнюк Трагедия А. Заворотнюк и Ж. Фриске. Почему же заболевают молодые женщины? Давайте разберемся в проблеме и причинах. Можно ли предвидеть и предупредить болезнь? Подробнее

12 августа 2019 г
Препарат-антидепрессант Нормотим без рецепта Могучий литий побеждает депрессию! Препарат-антидепрессант "Нормотим" без рецепта со скидкой 25%! Снижает эмоциональное напряжение, нормализует сон, улучшает настроение! Подробнее

10 января 2019 г
Сиасанхлорофилл - препарат с хлорофиллом Новое слово в борьбе с опухолевыми заболеваниями. Сиасанхлорофилл - препарат с хлорофиллом. Активизирует специальные клетки, которые могут распознавать и убивать раковые клетки. Намного улучшает состояние онкологических больных, предотвращает побочное действие препаратов, применяемых при химиотерапии. Проверено нашими покупателями!

14 июля 2018 г
Картифлекс для суставов, 10 саше Популярный индийский препарат Картифлекс уменьшает боль в суставах, восстанавливает их подвижность при остеоартрозe. Содержит натуральные пептиды коллагена. Подробнее

18 августа 2017 г
Витамины при усталости и депрессии Если Вы чувствуете постоянную усталость, быстро утомляетесь, то Вам надо это прочитать! Как побороть усталость и депрессию читайте в статье КАК НЕ УСТАВАТЬ, МНОГО УСПЕВАТЬ, И ЕЩЕ ЛЮБИТЬ! Подробнее

7 июля 2017 г
Фулибао8 мощных растительных компонентов восстановят потенцию мужчины любого возраста!!! Препарат Фулибао, 10 капс Долгожданный и эффективный, снова в наличии! Подробнее

Скидки! Акции дня!

Скидка 22%! Сегодня!

ЖКТ Лайф ЕСТЬ ПРОБЛЕМЫ С ЖЕЛУДКОМ? ПРЕПАРАТ для ЖЕЛУДКА, КИШЕЧНИКА и от ЗАПОРОВ «ЖКТ-ЛАЙФ», 100 капсул со скидкой 22%. Отличная скидка - 1990 1550 руб Подробнее

Скидка 35%! Заказывай!

Возбуждающие капли для женщин Золотая шпанская мушка ХИТ ПРОДАЖ! Ваша женщина не дает? Возбуждающие капли без вкуса и запаха женская виагра "Золотая шпанская мушка" - 2450 1625 руб. Женщина захочет секса! Подробнее

  • Смотрите, а здесь еще скидки и подарки ...


Поделитесь этой страницей в социальных сетях, печатайте, отправляйте письмом, добавляйте в закладки!


Форма заказа


Пожалуйста внимательно заполните все поля

Сейчас Вы заказываете:
Сиасанхлорофилл, 30 капс. (код 0090)
Цена: 3800 руб за 1 шт (упаковку)

Сколько закажите?
шт (упаковок)
Фамилия, имя, отчество (полностью):
Электронная почта:
Мобильный телефон:
Почтовый адрес (страна, индекс, город, улица, дом, квартира):

Оплата заказа

Доставка заказа

Промокод для скидки
(укажите, если он есть):
×

Форма заказа


Пожалуйста внимательно заполните все поля

Сейчас Вы заказываете:
Радахлорофилл Forte, 30 капс (код 4701)
Цена: 8900 7280 руб за 1 шт (упаковку)

Сколько закажите?
шт (упаковок)
Фамилия, имя, отчество (полностью):
Электронная почта:
Мобильный телефон:
Почтовый адрес (страна, индекс, город, улица, дом, квартира):

Оплата заказа

Доставка заказа

Промокод для скидки
(укажите, если он есть):
×

Форма заказа


Пожалуйста внимательно заполните все поля

Сейчас Вы заказываете:
Китайская натуральная виагра "Фаворит", 8 капс (код 4302)
Цена: 1895 1482 руб за 1 шт (упаковку)

Сколько закажите?
шт (упаковок)
Фамилия, имя, отчество (полностью):
Электронная почта:
Мобильный телефон:
Почтовый адрес (страна, индекс, город, улица, дом, квартира):

Оплата заказа

Доставка заказа

Промокод для скидки
(укажите, если он есть):
×